Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Поторопился

Сегодня выяснилось, что вчерашние вбросы об "успехах" бандеровской хунты были, мягко говоря, преувеличением.
Аэродром Краматорска был блокирован защитниками ДНР, а хунта стреляла из-за забора, в результате чего один защитник ДНР получил легкое ранение ноги.
Великий и ужасный "генерал" Крутов вышел на переговоры с народом и был взят в плен. По другим данным, ему вдруг резко поплохело (медвежья болезнь? инфаркт микарда?). Кто-нибудь видел (слышал) его после этого? А ведь как стращал нас непобедимым украинским спецназом, как стращал...
Ну и сегодня на сторону восставших перешли экипажи 5 БМД в Славянске и 6 БТР в Краматорске.
Если все так будет идти и дальше, военное вмешательство России в дела Юго-Востока не понадобится.
Но многократно возрастет ответственность дипломатов и политиков.

Клятва Гиппопотама

Колонка на "Взгляде" - про странную смерть Максима Головизнина у ворот НИИ им. Вишневского.
И немножко про донорство.
Проблема нехватки донорской крови стоит очень остро, поверьте мне. В комментариях к колонке на "Взгляде" пишут, что сдавать кровь сложно, что никому это на фиг не нужно и т.д. На самом деле есть медицинские учреждения, где кровь ОЧЕНЬ нужна. Например, Гематологический научный центр РАМН
Но тут есть тонкость - можно прийти и сдать кровь просто так, а можно уточнить, что это кровь для нужд Дневного стационара. Тогда помощь придет, что называется, адресно.
Ну а теперь, собственно, по существу вопроса:

В ноябре прошлого года в Новосибирском академгородке умер восьмимесячный Максим Макаров. Рано утром 10 ноября он впал в кому. Мать вызвала скорую помощь, но соседние больницы отказывались принимать ребенка, так как он был приписан к другому медицинскому учреждению. Дорога в нужный госпиталь заняла бы несколько часов, а по пути у мальчика пропало дыхание. Врачам удалось реанимировать его, и лишь после этого одна из соседних больниц приняла ребенка. Там он и умер, не приходя в сознание. Маленького Максима погубили те несколько часов, в течение которых его футболили от больницы к больнице.

3 апреля 2010 года в селе Селекционное на Алтае от сердечного приступа умер 44-летний мужчина. Его жена вызвала скорую помощь, но врачи так и не приехали – согласно постановлению администрации, оказание скорой медицинской помощи было предусмотрено только для жителей двух сельсоветов из восьми. Для остальных сел не были заключены договора на оказание услуг по предоставлению медицинской помощи. В Селекционном у местной амбулатории есть своя машина скорой помощи, но по экстренным вызовам она не выезжает.

В мае 2009 года житель города Карабаша почувствовал сильную головную боль и вызвал по телефону скорую помощь. Фельдшер скорой помощи оказала первую медицинскую помощь больному, но госпитализировать его отказалась за отсутствием показаний. Через три часа мужчина почувствовал себя хуже, его супруга пыталась вновь вызвать медицинских работников по телефону, но они так и не прибыли к больному.

Ночью мужчина был доставлен в Карабашскую городскую больницу сменившимся фельдшером скорой помощи в бессознательном состоянии. На следующий день он скончался от отека головного мозга.

Эти три случая я обнаружил в Интернете, потратив на поиск пять минут. Полагаю, что, затратив несколько дней и подняв соответствующие архивы, можно составить гораздо более полную картину. И картина эта будет безрадостной.

Врачи, виновные в гибели Головизнина, Макарова, жителей Селекционного и Карабаша, давали клятву Гиппократа. Но трудно отделаться от впечатления, что они давали какую-то другую клятву. Например, клятву Гиппопотама – одетого в непробиваемую броню, равнодушного, а порой и весьма агрессивного животного.

Броней этих гиппопотамов от медицины служат бесчисленные инструкции, подзаконные акты, неисчислимые бумаги, которые даже у лучших врачей отнимают массу рабочего времени – времени, которое могло быть (и должно быть) потрачено на лечение больных.

Только для хороших врачей эти бумаги – неизбежное зло, а для гиппопотамов в белых халатах – отличное средство для защиты от надоедливых пациентов.

"Понятие "русский" разъединяет..."

Журналистка "Новой Газеты" Наталья Ростова (псевдоним?) берет интервью у генерального директора нового телеканала "СПАС" Александра Батанова.
Задает ему провокационные вопросы. Всячески загоняет в придуманный заранее образ "русского фашиста". Батанов изящно уклоняется от всех ее выпадов. Наконец, потерявшая терпение Наташа Ростова изрекает следующее:

"— Все-таки многих журналистов, судя по пресс-конференции, волнует слово «русский» в названиях передач. Я согласна с ними в том, что это понятие разъединяет. Особенно в контексте политики, когда все чаще звучит «Россия — для русских»."

http://2005.novayagazeta.ru/nomer/2005/54n/n54n-s14.shtml

   

Что это - психотерапевтическое выговаривание? Понятное дело, у многих журналистов на слово "русский" натуральная аллергия. Особенно у тех, кто пашет за деньги Невзлина и компании. Жаль только, дело ограничивается разнообразными высыпаниями, и не доходит до анафилактического шока.